А.УСОВ (640026, г.Курган, а/я 2540; или usoff@narod.ru)
Главная страница:www.usoff.narod.ru
                       КРИТИКА "КАПИТАЛА" МАРКСА
                             статья третья

           ЭКОНОМИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
                       НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА


   Проследим шаг  за  шагом  процесс отделения капитала (средств произ-
водства) от труда,  иначе говоря, процесс становления капиталистических
отношений.
   1.Процесс производства представляет собой  взаимодействие  следующих
элементов. Это во-первых, человек, или СУБЪЕКТ производства от которого
исходит первоначальный импульс,  приводящий в движение весь  процесс  в
целом.  Во-вторых, ОБЪЕКТ производства или материал, на который направ-
ляется субъективная деятельность  и  который  в  процессе  производства
превращается в продукт.
   Но субъект не в состоянии воздействовать  на  природу  (объект)  не-
посредственно.  Потребность, мысль, знание есть всего лишь потребность,
мысль, знание; ни то, ни другое, ни третье не являются физическими фак-
торами,  способными  что-то  изменить в физическом мире.  ИДЕЯ обладает
абсолютной мощью,  способна сокрушить Вселенную, но САМА ПО СЕБЕ она не
может даже песчинку сдвинуть с места.  Следовательно,  между субъектом,
как активным началом производства и объектом (материей) как ее  пассив-
ным  началом  должно существовать нечто субъективно-объективное,  в чем
мысль и материя едины и тождественны и где идея непосредственно получа-
ет  материальную  форму и выражение,  а материя наоборот,  обладает це-
лесообразным, разумным содержанием. Этот субъективно - объективный эле-
мент  производства  есть  ОРУДИЯ  или,  говоря вообще,  СРЕДСТВА произ-
водства.
   Первоначальным средством производства, посредником между субъектом и
природой является собственное тело человека, прежде всего его руки. Те-
ло  субъекта  есть именно то,  в чем мышление и материя непосредственно
едины:  оно материально и,  в тоже время,  подотчетно разуму.  С другой
стороны  субъект  в  процессе  труда  сам  отличает от себя свое тело и
рассматривает его как средство производства: он заставляет его произво-
дить именно эти движения, а не другие, именно таким, а не иным образом,
приспосабливает его к определенным действиям, бывает доволен или не до-
волен им, учится производить определенные, необходимые для целей произ-
водства движения и т.д.  То есть собственное тело субъекта выступает по
отношению к самому субъекту как некоторый внешний объект,  которым  еще
следует овладеть, научиться контролировать, подчинить своей воле и т.д.
Таким образом даже в том случае,  когда не существует никаких орудий  и
средств  труда  в  обычном  смысле,  как конкретных материальных вещей,
собственное тело субъекта отделяется (конечно, не физически) от субъек-
та  и  становится средством производства.  То есть даже и в том случае,
когда в качестве средства производства выступает собственное тело чело-
века, оно есть нечто ОТЛИЧНОЕ от человека.
   2. Но тело человека, как и любая материальная вещь, обладает ограни-
ченным набором свойств и физических характеристик  и  потому  не  может
служить универсальным средством производства.  С другой стороны, произ-
водственные потребности человека по мере их  развития  предъявляют  все
более разнообразные требования к орудию труда. Рано или поздно эти пот-
ребности перерастают возможности человеческого тела и тем самым  возни-
кает потребность в средствах производства ОТЛИЧНЫХ от него. Эта потреб-
ность поначалу удовлетворяется природными предметами  (камни,  палки  и
проч.),  случайно попавшими под руку. Надо полагать, что наиболее удоб-
ные и пригодные для труда предметы такого рода вскоре стали сохраняться
субъектом  в  предвидении  будущих потребностей,  а не отбрасываться им
лишь только миновала сиюминутная  потребность  в  них.  Это  сохранение
предметов пригодных  для  тех  или иных производственных целей есть на-
чальная форма производства средств производства. С течением времени она
утратила  пассивный  характер  сохранения готовых природных предметов и
приняла активный характер ПРИДАНИЯ этим предметам желательных свойств и
форм.  Это  уже  производство средств производства в собственном смысле
этого понятия.  Но тем самым средство производства ФИЗИЧЕСКИ отделяется
от самого субъекта и становится отличной от него ДРУГОЙ вещью специаль-
но предназначенной для производственных целей.
   Однако, хотя средство производства существует теперь отдельно от че-
ловека,  оно рассматривается им как продолжение его самого, как провод-
ник его воли, как, наконец, результат его труда. Физическая связь между
средством  производства и субъектом утрачена,  но вместо нее появляется
идеальная связь. Материально они суть разное, но идеально - суть одно и
то  же.  Это  отношение есть отношение собственности на средство произ-
водства. Таким образом, отношение собственности само по себе противоре-
чиво: оно устанавливает идеальное тождество субъекта и вещи именно тог-
да, когда их материальное тождество либо уже разрушено, либо вообще ни-
когда не существовало. (Прудон по этому поводу негодует. Собственность,
говорит он,  есть нечто бессмысленное ибо человек, даже своим собствен-
ным телом не владеет,  т.е. не является собственником даже самого себя.
Право  собственности  он  понимает  как  непосредственное,   физическое
единство человека и вещи, т.е. вообще не понимает СУЩНОСТИ права. Право
собственности на яблоко вовсе не подразумевает,  что это яблоко  должно
находиться у меня в желудке;  т.е. собственность субъекта на вещь вовсе
не есть непосредственное физическое  тождество  субъекта  и  вещи.)  Но
поскольку материальная связь субъекта и вещи отсутствует, тем самым на-
лицо материальная возможность отчуждения данной вещи от человека. Таким
образом,  право собственности само в себе содержит возможность ОТЧУЖДЕ-
НИЯ собственности. Однако, пока что это только возможность, но не необ-
ходимость.
   3.Хотя право собственности имеет чисто идеальный  характер,  оно  на
данной  ступени  еще  обладает  и вполне реальным содержанием.  Субъект
использует свои орудия труда,  владеет ими,  может быть, самостоятельно
производит  их и т.д.  Во всех этих процессах осуществляется физическое
единство (но не тождество) субъекта и средств производства. Таким обра-
зом,  субъект  не только обладает правом собственности на принадлежащие
ему средства производства,  но реально осуществляет это право  тем  или
иным образом потребляя эти средства в производстве.
   Но в ходе и результате технического прогресса  происходит  количест-
венный и качественный рост средств производства.  Это выражается как  в
их  техническом усложнении,  так и в увеличении их чисто количественных
параметров (масса, площадь, объем, вес и т.д.). С другой стороны, физи-
ческие возможности отдельного человека, опять же, ограничены. Это озна-
чает,  что человек в состоянии  контролировать,  использовать,  владеть
средствами  производства  только  определенного уровня качества и коли-
чества.  Так крестьянин может, при прочих равных условиях, обрабатывать
поле только определенной величины,  рыбак - управлять лодкой определен-
ного размера,  рабочий - контролировать определенное количество станков
и  т.д.  Поэтому,  средства производства в своем техническом развитии и
совершенствовании рано или поздно наталкиваются  на  этот  субъективный
предел. Технический смысл этого предела состоит в том, что ЗА НИМ субъ-
ект утрачивает  физическую  возможность  контролировать средства произ-
водства.  Поэтому, если последние находятся на таком качественном и ко-
личественном уровне,  который превосходит этот предел, то даже если они
являются собственностью данного  субъекта,  последний  ФИЗИЧЕСКИ  не  в
состоянии реализовать свое право собственности. Он не в состоянии физи-
чески использовать  эти  средства  производства  и  поэтому  его  право
собственности является лишь юридической фикцией,  не обладающей никаким
реальным содержанием.
   Однако все это еще не означает, что указанный предел будет перейден.
Для  этого  пока еще нет необходимых условий.  Просто развитие и совер-
шенствование средств производства,достигнув этого предела, остановятся.
Например,  ремесленник  не станет улучшать качество и увеличивать коли-
чество своих инструментов,  если не может воспользоваться теми  преиму-
ществами,  которые влекут за собой эти изменения. Рыбак не станет стро-
ить лодку такого размера,  что не сможет ею управлять и т.д.  Для того,
чтоб дальнейший рост средств производства стал возможен они должны быть
отчуждены от работника. Таким образом мы не только имеем теперь ВОЗМОЖ-
НОСТЬ отделения средств производства от труда, но и экономическую и да-
же технологическую ПОТРЕБНОСТЬ в этом отделении, - потребность, которая
рано  или  поздно  возникает  по  мере  технического  совершенствования
средств производства.
   4.До сих пор мы имели в виду изолированного работника самостоятельно
производящего,  использующего  и совершенствующего свои средства произ-
водства.  Мы видели,  что производительные возможности такого работника
ограничены его пределом индивидуальности.  Эта ограниченность снимается
посредством совместной деятельности МНОГИХ людей.  Та же  необходимость
которая вынуждает отдельного субъекта изобретать орудия труда, вынужда-
ет его так же прибегать к сотрудничеству с другими людьми.
   Кооперация, т.е.  сотрудничество  работников,  выступает  в   начале
просто как механическое соединение их усилий, например, при перемещении
тяжелых предметов и выполнении других аналогичных  работ.  Но  по  мере
становления более  тесного сотрудничества возникает сложная кооперация,
влекущая за собой появление качественно новой  технологии  и  появление
соответствующих средств производства. Например, если перемещать тяжесть
голыми руками,  то технологический процесс в этом случае не зависит  от
того сколько человек в нем заняты. Но если перемещать тяжесть при помо-
щи механизма,  то в этом случае технологический процесс требует  вполне
определенного  количества работников и функции каждого из последних су-
щественно меняются и начинают отличаться друг от друга. В данном случае
во  всем этом процессе нас интересует лишь сам факт появления на основе
кооперации таких средств производства, которые имеют смысл и могут быть
реально использованы только некоторой совокупностью работников.
   Очевидно, что  появление  таких средств производства влечет за собой
коренной, хотя внешне еще и не слишком заметный, переворот в отношениях
собственности на средства производства. Продолжим столь излюбленный по-
литэкономами пример с рыбной ловлей.  Возьмем артель  рыбаков,  ведущих
свой  промысел  при  помощи  рыболовецкого судна и необходимых снастей.
Ясно, что управлять тем и другим один человек физически не в состоянии.
Но  тем  самым оказывается,  что эти средства производства ФИЗИЧЕСКИ не
только не являются,  но и НЕ МОГУТ БЫТЬ собственностью  одного  рыбака.
Если  учесть,  что частная собственность на средства производства у нас
пока что еще не существует,  то нам остается предположить только  одно:
данное судно и снасти принадлежат всем рыбакам, использующим их. Однако
собственность любого из них,  так  сказать,  поглощается,  уничтожается
собственностью другого.  Ведь лодку нельзя разделить, а сети порвать на
части ибо в этом случае они утратят всякую стоимость и подобный  раздел
собственности равносилен ее уничтожению. Поэтому хотя каждый из рыбаков
юридически, формально и является собственником определенной части сетей
и  лодки,  но  физически  он не в состоянии реализовать это свое право.
Правда,  как лодку, так и сети, можно обменять на какой-либо другой де-
лимый  товар  (в  идеале - на деньги) и затем разделить этот последний.
Однако лодка и сети в результате подобного обмена также перестанут  фи-
зически существовать для данных рыбаков. Таким образом, их, т.е. данных
средств производства,  ФИЗИЧЕСКОЕ  существование  основано на том,  что
они, оставаясь ЮРИДИЧЕСКОЙ собственностью рыбаков, уже не являются и не
могут являться ФИЗИЧЕСКОЙ собственностью ни одного из них.  Таким обра-
зом,  если в предыдущих пунктах мы пришли к тому,  что средство  произ-
водства физически МОЖЕТ не принадлежать работнику,  если, затем, мы об-
наружили что  может  возникнуть  техническая  потребность  в  отделении
средств производства от труда,  то теперь эти возможность и потребность
реализовались и средства производства  физически,  т.е.  ФАКТИЧЕСКИ  не
принадлежат  отдельному работнику,  хотя юридически он продолжает оста-
ваться собственником или одним из собственников. Собственность труда на
средства производства превращается в юридическую фикцию. Правда, средс-
тва производства,  перестав быть собственностью  отдельного  работника,
продолжают  оставаться  коллективной  собственностью  всех  работников;
правда,  право собственности отдельного работника еще можно реализовать
тем или иным способом,  но первое является лишь последним препятствием,
которое должно быть преодолено в процессе отделения капитала от  труда,
второе же возможно либо в результате физического раздела данных средств
производства, либо в результате их обмена на какой-либо другой продукт;
в обоих случаях средства производства перестают существовать для данных
работников.  Следовательно, РЕАЛЬНОЕ право собственности отдельного ра-
ботника  на  средства производства оказывается несовместимым с РЕАЛЬНЫМ
существованием этих средств производства.
   Итак, коллективный труд позволяет преодолеть предел индивидуальности
отдельного работника,  но,  в тоже время,  приводит к  появлению  таких
средств производства,  техническое существование которых несовместимо с
собственностью на них отдельного работника.  Единство труда и  капитала
(средств производства)  утрачивает реальное содержание и превращается в
юридическую формальность.
   5. Но поскольку право частной собственности на средства производства
работника  оказалось пустой формальностью,  то и разрушение этого права
так же в свою очередь представляется пустой формальностью. Тем не менее
с разрушением этой последней формальности работник превращается в наем-
ного рабочего,  на сцене появляется новое лицо  -  собственник  средств
производства и, в целом, мы получаем совершенно новую экономическую си-
туацию. Поэтому мы не можем эту формальность оставить без объяснения, к
тому же с теоретической стороны это совсем не формальность.
   Возможности группы работников столь же ограничены, как и возможности
одного работника,  но эта ограниченность совсем иного свойства. Отдель-
ный человек бесконечен как личность,  идеально, бесконечно его мышление
(если только он не последний тупица);  но он ограничен материально, ог-
раничены его физические силы,  запас его механической энергии.  Но  как
раз  в  этом последнем отношении группа работников обладает практически
бесконечными возможностями.  То, что не смогут сделать 10 человек, сде-
лают  1000,  что не смогут 1000,  сделают 10000 и т.д.  Физические силы
группы   работников   могут   наращиваться   практически   беспредельно
посредством простого увеличения количества работников.  Но если для фи-
зического увеличения производительных сил группы работников не  сущест-
вует  никакого  внешнего предела,  то существует внутренний,  идеальный
предел.  Начиная с некоторого момента дальнейшее увеличение  количества
работников  становится чисто количественным,  механическим увеличением,
т.е.  таким, когда отдельные субъекты, составляющие это количество, ут-
рачивают всякую внутреннюю связь,  какое-либо единство цели,  действий,
интересов,  наконец,  элементарное взаимопонимание.  Группа  работников
превращается  в  толпу случайных людей.  С этого момента производитель-
ность этой группы с дальнейшим  увеличением  количества  ее  членов  не
только не будет возрастать,  но,  скорее всего,  будет падать.  За этим
пределом производство будет становиться все  более  затруднительным  и,
наконец, наступит момент, когда оно окажется невозможным. Следовательно
за этим пределом невозможно и существование  средств  производства,  а,
следовательно,  и  их развитие и совершенствование далее этого предела.
Следовательно собственность работника на средства производства при кол-
лективной  форме  собственности является не только юридической формаль-
ностью, но и физическим препятствием к их дальнейшему совершенствованию
и развитию.  Иначе говоря, коллективная форма собственности на средства
производства начиная с некоторого момента становится материальным  пре-
пятствием дальнейшему росту производительности труда, а следовательно и
дальнейшему прогрессу производительных сил общества. Правда, производи-
тельность коллективного  труда может быть повышена посредством примене-
ния более совершенных средств производства,  но дело в том, что эти бо-
лее  совершенные средства производства должны быть привнесены откуда-то
из-вне,  между тем никакого "из-вне", никакой посторонней силы, которая
могла  бы  придать производству дополнительный импульс для нас пока еще
не существует, мы предполагаем коллективное производство как таковое. И
коль скоро обнаружился предел, который эта форма производства неспособ-
на перешагнуть в своем развитии,  то за этим  пределом  не  существует,
следовательно, никакой возможности и для развития средств производства.
   Итак, мы видели выше,  что  даже  тело  человека,  используемое  как
средство  производства  в качестве такового ОТЛИЧНО от самого человека.
Далее,  с появлением средств производства МАТЕРИАЛЬНО отличных от чело-
века  появилась и материальная ВОЗМОЖНОСТЬ их отделения от него.  Затем
эта возможность стала реальной экономической потребностью; далее мы ви-
дели  как  право  собственности отдельного работника на средства произ-
водства безо всякого субъективного вмешательства с чьей бы то  ни  было
стороны,  само собой, в процессе совершенствования средств производства
лишается реального содержания, становится фикцией. Теперь, наконец, па-
дает и эта фикция;  мы видим материальную, если угодно, технологическую
необходимость ликвидации так же и юридического права работника на част-
ную собственность,  которое уже утратило  всякое  реальное  содержание.
Отсюда ясно,  что  как  только  общественная  производительность  труда
достигнет  определенного  уровня,  коллективная  форма собственности на
средства  производства  неминуемо  рухнет  и  уступит   место   ЧАСТНОЙ
СОБСТВЕННОСТИ на средства производства. Общественный характер труда ра-
но или поздно порождает частную собственность на средства производства.
   Таким образом,  сущность процесса становления частной  собственности
на средства производства состоит в последовательном снятии ограничений,
препятствующих росту производительности труда.  Первым  таким  пределом
была ограниченность собственных физических, а, значит, и производитель-
ных, сил человека, его предел индивидуальности. С отрицанием этого пре-
дела мы приходим,  опуская промежуточные моменты,  к необходимости сот-
рудничества,  кооперации,  короче  говоря,  к общественной форме труда.
Этой стадии соответствует определенный уровень развития средств  произ-
водства.  Этот уровень таков,  что делает невозможной собственность от-
дельного работника на эти средства производства. Но здесь мы наталкива-
емся на новый предел, состоящий в том, что общество, в отличие от инди-
вида,  бесконечно физически,  материально, но конечно идеально и интел-
лектуально. Общество, стало быть, так же обладает своим пределом произ-
водительности.  Отрицание этого последнего предела вновь возвращает нас
к отдельному индивиду,  но уже не в качестве работника; его личные про-
изводительные возможности утрачивают всякое значение.  Его роль состоит
только в том,  чтоб ВЫРВАТЬ средства производства из под власти общест-
ва,  противопоставить их последнему и тем самым СНЯТЬ ПОСЛЕДНИЙ  ПРЕДЕЛ
НА  ПУТИ ИХ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗВИТИЯ и совершенствования,  а значит и роста
производительности труда.  То и  другое  реализуется  в  праве  частной
собственности  на средства производства.  Это право не подразумевает ни
личного труда его субъекта,  ни его участия в производстве в каком либо
ином  качестве.  Он только собственник и прежде всего собственник.  Его
право имеет чисто идеальный, иначе говоря, чисто правовой характер. Са-
мо по себе оно не обладает никаким экономическим содержанием,  но явля-
ется внеэкономическим,  сугубо правовым отношением, определяющим реаль-
ные экономические отношения и обеспечивающим их нормальное развитие.
  Теперь мы  можем  ответить  на тот вопрос,  которым коммунисты во все
времена мучили экономистов: капитал (средства производства) они (комму-
нисты) признают необходимым для производства, они готовы признать, если
угодно,  и производительность капитала, но объясните, говорят они, эко-
номическую необходимость частной собственности на средства производства
и,  следовательно,  необходимость  существования  класса  капиталистов;
средства производства,  продолжают они, МОГУТ существовать и функциони-
ровать и без капиталистов,  следовательно...  и т.д. Оказывается НЕ МО-
ГУТ. Чтоб средства производства существовали не просто как совокупность
материальных вещей, но именно как средства производства, т.е. существо-
вали не только материально,  но и экономически,  необходима как минимум
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ  такого  существования.  Этой  возможности не
обеспечивают ни коллективная,  ни общественная ни  любая  другая  форма
собственности за исключением частной. Коммунисты полагают, что общество
может наилучшим образом распорядиться средствами производства и обеспе-
чить  их технический прогресс.  В этом и состоит их наиболее глубокая и
принципиальная ошибка.  Общество как таковое  вовсе  не  является  уни-
версальной  производительной  силой,  способной к бесконечному экономи-
ческому прогрессу, следовательно, оно не может обеспечить и необходимые
условия для этого прогресса, в частности прогресс средств производства.
Поэтому средства производства должны стать относительно независимым  от
общества,  самодовлеющим  фактором,  короче,  ЧАСТНОЙ  собственностью и
только в этом случае становится возможным  их  бесконечный  технический
прогресс.
  Идеализация общества, его производительных возможностей, есть одна из
наиболее распространенных и трудно искоренимых иллюзий. Неисчерпаемы (в
тенденции)  лишь материальные силы и возможности общества,  а этого еще
далеко недостаточно;  это лишь объективная  возможность  экономического
прогресса.  Основным производственным и производительным ресурсом явля-
ется САМ СУБЪЕКТ производства, т.е. человек; необходимо, следовательно,
чтоб  субъект  выступил  как самостоятельный и относительно независимый
экономический фактор ибо только в этом случае  могут  быть  реализованы
его внутренние возможности. Иначе говоря, необходима материальная неза-
висимость субъекта  от общества.  Но это и есть право частной собствен-
ности на средства производства. Следовательно бесконечный (в тенденции)
экономический  прогресс,  наиболее  рациональное и интенсивное развитие
производительных сил общества,  возможно лишь при наличии двух условий:
1)  общественный характер труда,  позволяющий в полной мере реализовать
материальные,  объективные производственные возможности общества и,  2)
частная собственность на средства производства, позволяющая реализовать
идеальный,  или субъективный производственный фактор.  Сам прогресс при
этом предстает и может реально разворачиваться как противоречие и взаи-
модействие частной собственности на средства производства и  обществен-
ного характера труда.
   Подведем итоги   сказанному.   Техническое  строение  и  организация
средств производства на определенном уровне их развития оказываются та-
кими,  что  собственность работника на эти средства производства стано-
вится невозможной ни физически,  т.е.  на практике, ни юридически, т.е.
даже формально.  Иначе говоря,  начиная с этого момента средства произ-
водства могут не только экономически,  но, если угодно, и ФИЗИЧЕСКИ СУ-
ЩЕСТВОВАТЬ   и   далее  совершенствоваться  только  на  основе  частной
собственности на средства производства. Экономически и юридически част-
ная  собственность на средства производства превращает их в самодовлею-
щий экономический фактор,  свободно противостоящий другим экономическим
и  политическим  факторам  и именно это их самодовлеющее и относительно
независимое существование является необходимым условием  их  дальнейшей
эволюции.
   Если взглянуть на дело с предельно широкой точки зрения, то вопрос о
частной собственности на средства производства сводится просто к уясне-
нию тех условий,  которые необходимы для нормального  роста  производи-
тельных сил общества и непрерывного повышения производительности труда.
Вернемся к этому еще раз.  Указанные условия сводятся к двум важнейшим.
Первое условие: бесконечность, точнее возможность неограниченного роста
физических производительных сил субъекта.  Но  возможности  субъекта  в
этом  отношении  ограничены  поэтому  это условие выполняется тем,  что
вместо одного субъекта в  производственный  процесс  вовлекаются  МНОГО
субъектов, таким образом это условие обеспечивается ОБЩЕСТВЕННЫМ харак-
тером труда.  Однако и общественный характер производства еще не  явля-
ется единственным условием способным обеспечить беспрерывный рост  про-
изводительности труда.  И это не должно удивлять; ведь общество в своей
основе есть лишь материальная совокупность индивидов,  которая сама  по
себе  не  более  производительна,  чем  любая другая совокупность каких
угодно вещей или существ. ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫМ человеческое общество делает
ОБЩЕНИЕ, т.е. способность этого общества существовать и действовать как
единое целое,  но как раз это условие еще не является автоматически как
только люди собираются вместе. Эта сила несколько иного, не "обществен-
ного" свойства,  ее природа коренится в сущности человека, субъекта как
такового,  в  его  способности  объективно  воспринимать  внешний  мир,
действовать и самовыражаться в этом  действии.  Следовательно,  субъект
как таковой, его отношение к обществу оказывается другим условием опре-
деляющим производительные возможности общества. Должно быть снято огра-
ничение  не  только с объективных физических сил,  которыми располагает
общество,  но и с его интеллектуальных,  субъективных сил.  Это значит,
что человек как таковой ДОЛЖЕН БЫТЬ СВОБОДЕН, причем не только внутрен-
не, в душе, но и внешне, материально. Иначе говоря, человек должен быть
свободен лично, как частное лицо. И эта свобода должна означать не сво-
боду фантазировать,  мечтать,  строить воздушные замки и т.п., - в этом
смысле  человек свободен даже в тюрьме;  эта свобода должна быть прежде
всего свободой ДЕЙСТВОВАТЬ,  распоряжаться материальными ресурсами; это
должна  быть  возможность  организовать свое материальное бытие в соот-
ветствии со своим внутренним миром.  Но эта свобода находит свое наибо-
лее  полное  и  законченное  выражение  и осуществление в праве ЧАСТНОЙ
СОБСТВЕННОСТИ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА.  Это и есть второе условие, не-
обходимое для непрерывного роста производительности труда.
   Итак, ОБЩЕСТВЕННЫЙ  ХАРАКТЕР  ТРУДА  и  частная   собственность   на
средства производства, т.е. ЧАСТНЫЙ СПОСОБ ПРИСВОЕНИЯ - вот то, что не-
обходимо для нормального развития производительных сил  общества  и,  в
конечном итоге,  всей цивилизации.  Этот наш вывод находится в наиболее
резком противоречии с догмами марксизма.  Работают  все  -  присваивает
один - это антагонистическое противоречие,  кричат марксисты; общество,
в основе которого лежит этот принцип не может быть здоровым  обществом;
его неизбежно будут сотрясать кризисы, катаклизмы и рано или поздно оно
рухнет. Это противоречие, негодуют они, сковывает производительные силы
общества,  обрекает на нищету трудящиеся массы обогащая, в то же время,
горстку собственников,  монополизировавших средства производства и т.д.
и т.п.  Ради того,  чтоб избавить мир от этого противоречия, они готовы
уничтожить не только последнее,  что само собой,  но  и  сам  мир.
  Но, во-первых,  присваивает не один, как мы это увидим ниже и как это
мог бы легко заметить и Маркс.  Частная собственность вовсе не является
привилегией "господствующих классов";  это всеобщий экономический прин-
цип, позволяющий отстаивать свои экономические интересы всем участникам
капиталистических отношений.  Во-вторых, да, отношение между обществен-
ным характером производства и частной способом присвоения есть противо-
речие,  но  ИМЕННО  ПОЭТОМУ  капиталистический способ производства есть
нечто реальное (в отличие  от  праздных  коммунистических  фантазий)  и
способное  к реальному как экономическому,  так и социальному прогрессу
(в отличие от тех же,  только что упомянутых продуктов  не  то  челове-
ческого гения, не то заурядного невежества).
   Жизнь вообще есть противоречие,  само  существование  человека  есть
противоречие. Более того, ИСТИНА есть противоречие. Поэтому от противо-
речий нельзя  избавиться,  не  избавившись  от  самой жизни.  (Впрочем,
смерть есть тоже противоречие.) Диалектик Маркс мог бы увидеть в проти-
воречии немного более того, что видит рядовой обыватель. Если обобщест-
вить средства производства, то противоречие между характером производс-
тва и способом присвоения тем самым,  к прискорбию коммунистов,  никуда
не исчезнет,  но лишь окажется поставленным на голову. Любой конкретный
производственный коллектив есть единство противоположностей, именно, он
есть ОБЩЕСТВЕННАЯ сила по отношению к любому частному лицу,  и  ЧАСТНАЯ
сила по отношению ко всему остальному обществу.  Поэтому коль скоро ОБ-
ЩЕСТВЕННЫЙ способ присвоения будет  противопоставлен  характеру  произ-
водства,  то  именно это обстоятельство определит сам этот характер.  А
именно немедленно обнаружится, что данный продукт присваивается ОБЩЕСТ-
ВОМ,  в то время как производится ДАННЫМ предприятием, ДАННЫМ коллекти-
вом,  ДАННЫМИ людьми, и, в конечном итоге, ВОТ ЭТИМИ Петром или Иваном.
ОБЩЕСТВЕННЫЙ характер производства испарится ИМЕННО ПОТОМУ, что ОБЩЕСТ-
ВО в качестве  собственника  окажется  ПРОТИВОПОСТАВЛЕННЫМ  конкретному
производителю.  Поэтому характер производства станет ЧАСТНЫМ.  Следова-
тельно,  мы получим противоречие между общественным способом присвоения
и частным характером производства. Таков будет единственный итог комму-
нистических преобразований.
   Общество ВООБЩЕ, как таковое, есть абстракция. Но в результате обоб-
ществления средств производства эта абстракция материализуется и стано-
вится  положительной  силой  в виде государства,  регламентирующего все
формы деятельности.  Но тем самым  конкретный  человек  сам  становится
абстракцией;  он  перестает быть реальной силой,  чем-то существенным с
чем стоит считаться, от него абстрагируются не только в планах, идеоло-
гии, короче,  не только на словах,  но и на деле, при помощи, например,
колючей  проволоки.  Вопрос о том к каким практическим последствиям все
это ведет,  как отражается на производстве и производительности  труда,
короче, ЧТО в действительности кроется за фразами о светлом будущем че-
ловечества,  и что на самом деле представляет из себя это будущее и его
строительство,  - вопрос этот является, с одной стороны, большой темой,
выходящей  за  рамки настоящей статьи и его поэтому мы поднимать не бу-
дем,  с другой стороны,  здесь мы имеем богатый фактический материал  в
виде истории нашего собственного государства над которым мы и предлага-
ем поразмыслить читателю самостоятельно.
   Источник капиталистического противоречия между общественным характе-
ром производства и частным способом присвоения кроется в противоречивой
сущности самого человека.  В своем действительном, материальном сущест-
вовании человек - существо конечное,  но он бесконечен в себе, бесконе-
чно его внутреннее содержание.  Это противоречие выражается в количест-
венном прогрессе - в непрерывном и неудержимом раздвижении  границ  его
материального существования.  Эти границы не могут быть сняты, но могут
быть раздвинуты. Это и происходит: растет власть человека над природой,
растут  качественно  и  количественно  его потребности и возможности их
удовлетворения. Внутренняя бесконечность человека выражается и осущест-
вляется,  таким образом,  в том, что мы называем историей, историческим
прогрессом.
   Но указанная  противоречивость  сущности человека является не только
двигателем исторического прогресса,  но и его содержанием. В истории, в
общественном бытии субъект находит то, что он не имеет и не может иметь
в своем природном бытии. Признание обществом за субъектом права частной
собственности  во всем его объеме завершает и разрешает внутреннее про-
тиворечие субъекта между его идеальной  бесконечностью  и  материальной
конечностью.  Право частной собственности означает материальную свободу
субъекта от общества и,  следовательно, его материальную бесконечность,
вернее  сказать,  ВОЗМОЖНОСТЬ устранения всех материальных ограничений,
непрерывное освобождение человека. Цель эта сама по себе никогда не мо-
жет быть достигнута, но частнособственнические отношения открывают воз-
можность бесконечного прогресса в этом направлении.  В своем физическом
существовании субъект остается конечным существом,  его свобода ограни-
чена, но эта ограниченность оказывается только внешней, ПРИРОДНОЙ огра-
ниченностью.  В объективном общественном сознании, т.е. в ПРАВЕ субъект
получает то, чего не дает ему природа - объективную свободу и, следова-
тельно, объективную бесконечность. Он становится свободной личностью не
только внутренне,  не только в своих собственных глазах,  но и в глазах
всего общества,  т.е. объективно. Но коль скоро он стал объективно сво-
бодным,  то его внешняя,  природная ограниченность оказывается, тем са-
мым, так сказать, его частным, личным делом, оказывается его субъектив-
ной особенностью, следовательно, чем-то только лишь внутренним. Общест-
во  предоставило  ему то,  чего жаждала его душа,  оно дало ему внешнюю
свободу и если эта свобода  остается  только  ПРАВОМ,  т.е.  существует
только на словах,  то это есть результат его (субъекта) собственной ог-
раниченности, его собственной случайной, а потому, конечной природы. Но
если это - ЕГО собственная особенность,  то в ЕГО власти воздействовать
на нее,  т.е.  попытаться снять свою конечность и  ограниченность.  Эта
цель достигается в процессе рациональной,  разумной деятельности, пони-
маемой в самом широком смысле этого слова,  а если ограничиться рамками
экономических отношений - то в процессе производства,  росте производи-
тельных сил общества.  Частная собственность стало  быть  идеально,  но
ОБЪЕКТИВНО,  делает человека тем, чем он еще должен стать в своем мате-
риальном, природном бытии и чем он бесконечно становится в ходе истори-
ческого прогресса.  Она, иначе говоря, превращает внутреннее противоре-
чие во внешнюю деятельность,  являющуюся содержанием  жизни  субъектов.
Поэтому она является не только проявлением сущности человека,  но и не-
обходимым условием для его самовыражения и,  следовательно, существова-
ния.
  Итак, принцип частной собственности в экономическом смысле есть необ-
ходимое условие беспредельного развития средств производства,  а потому
и производительных  возможностей  общества.  Понимаемый в более широком
смысле указанный принцип есть выражение  и  осуществление  материальной
свободы субъекта  от  общества и, следовательно,  условие раскрепощения
субъективных производительных сил,  а,  значит,  и общественного  прог-
ресса. Наконец,  понимаемый в абсолютно широком смысле, принцип частной
собственности есть принцип,  выражающий сущность индивидов и потому яв-
ляющийся способом и условием их нормального бытия.  Таковы смысл и зна-
чение принципа частной собственности.


Hosted by uCoz