А.Усов

usoff@narod.ru

www.usoff.narod.ru

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

4.ОТСТУПЛЕНИЕ. МЕТАФИЗИКА СТОИМОСТИ

 

Мы должны обдумать еще раз все выше сказанное и попытаться подняться на более высокую ступень абстракции, так проблема планирования потребительского спроса в условиях социализма есть проблема не практическая и техническая, а теоретическая и принципиальная.

 

Для того чтоб вести учет и планирование потребностей и потребительского спроса, необходимо уметь, как минимум, ИЗМЕРЯТЬ ВЕЛИЧИНУ этого спроса, а значит и величину потребности, которая его (спрос) формирует. Но как мы можем измерить величину потребности?

   А как вообще можно измерить величину чего-либо, например, температуру воды? Можно, например, бросить в нее кусочек льда: если он будет плавать в воде неопределенно долго, значит, ее температура близка к 0, если же быстро растает, значит – существенно выше 0. Можно опустить в воду руку и определить, что вода «горячая», «теплая», «холодная» и т.д. Наконец, можно опустить в воду термометр и с его помощью определить температуру. Во всех случаях мы определяем температуру воды по тому, какое воздействие оказывает вода на какое либо другое тело: кусок льда, руку, или ртуть в термометре. Вообще, определить величину какого либо качества можно, лишь измерив величину внешнего эффекта, который производит данное качество. Это, можно сказать, метафизический принцип. Поэтому  определить величину потребности можно по тому, какое воздействие эта потребность оказывает на что-либо «другое», какой «внешний эффект» она производит. Но на что же «другое» воздействует потребность? Прежде всего, на человека, который ее испытывает, а «эффект» тот, что человек, испытывающий потребность, начинает ЗАТРАЧИВАТЬ УСИЛИЯ с тем, чтоб эту потребность удовлетворить. Отсюда определение: величина потребности равна количеству усилий, которые человек готов затратить, дабы удовлетворить эту потребность.

   Подойдем к делу с иной стороны. Положим нам необходимо определить величину не потребности, а усилий, которые затрачивает человек.  Конечно, мы можем эти усилия рассматривать с чисто физической точки зрения и измерить их, например в киловатт-часах. Однако соответствующая цифра совершенно безразлична для человека, в то время как сами усилия далеко не безразличны. Любая затрата усилий для человека – это всегда бремя, т.е. именно ЗАТРАТА. Соответственно просто так человек не станет «напрягаться», а лишь с целью получить какой либо полезный эффект, иначе говоря, с тем, чтоб удовлетворить какую либо потребность. Значит, величина удовлетворенной потребности показывает, насколько соответствующие усилия были «полезны» или «бесполезны». Иначе говоря, показывает, чего они СТОЯТ.

     Таким образом, мы подошли к понятию СТОИМОСТИ. Для человека не безразличны, что-то значат для него, чего то ему СТОЯТ две «вещи»: его потребности, во-первых, и усилия, которые он затрачивает для их удовлетворения, - во вторых. Человек испытывает потребность и под ее воздействием производит предмет, удовлетворяющий эту потребность. Причем производство продолжается до тех пор, пока количество предмета станет достаточным, чтоб удовлетворить потребность. Очевидно, что в этом процесс все составляющие его величины: величина потребности, количество удовлетворяющего ее предмета, количество усилий, затраченных на производство этого предмета  - все эти величины являются эквивалентными или эквивалентами. Любую из них мы можем рассматривать как равноценную, равнозначную любой другой (в состоянии равновесия). Иначе говоря, любая из них выражает любую другую: количество потребляемого предмета – объем удовлетворяемой потребности, количество усилий, или количество труда – количество произведенного предмета и, наконец, количество труда – объем удовлетворяемой посредством этого труда потребности (либо наоборот). Сама собой напрашивается мысль, что во всех этих случаях мы имеем дело с одной и той же величиной – величиной СТОИМОСТИ. Количество произведенного предмета, с одной стороны, выражает чего СТОИЛ человеку это предмет в смысле затраченных на его производство сил. С другой стороны, это же самое количество предмета чего-то СТОИТ человеку в смысле, что удовлетворяет такой то объем его потребностей. Однако в обоих случая это – одно и то же количество одного и того же предмета. Следовательно, оно выражает (измеряет) как количество труда, так и величину потребности и в этом своем качестве оно есть СТОИМОСТЬ. Таково первоначальное понятие стоимости.

    Дальнейшая дедукция стоимости выходит за рамки настоящей статьи, да и, в общем, это уже, что называется  «дело техники». Понять как из множества вещей или предметов, обладающих стоимостью, выделяется какой либо один, который становится СТОИМОСТЬЮ КАК ТАКОВОЙ, или ЭТАЛОНОМ стоимости, т.е. ДЕНЬГАМИ – понять это не более сложно, чем понять как из множества вещей обладающих протяженностью, выбирается один, который становится эталоном протяженности (шаг, локоть, метр и т.д.). Сущность процессов в обоих случаях одна и та же.

    Сосредоточимся на главном. Итак, рубль (доллар, франк и т.д.) являются единицей измерения потребностей. Процесс же измерения прост до невозможности: величина потребности равна тому количеству рублей, которое потребитель готов заплатить за ее удовлетворение. И это же самое количество рублей  - поскольку оное переходит продавцу, а в конечном итоге, производителю товара, удовлетворяющего потребность - определяет количество туда и капитала, которые будут затрачены на производство данного предмета, а значит и на удовлетворение потребности. Но это – в условиях, когда именно и существует эта НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ связь спрос – предложение, потребление – производство, т.е. в условиях РЫНКА. Социализм же характеризуется как раз тем, что в его условиях эта связь РАЗОРВАНА, производство и  потребление опосредуются государством.

   В этом случае, очевидно, разрушается фундамент – сама система количественного выражения, определения, измерения потребностей. Мы видели, что величина потребности «легко» определяется количеством труда, затрачиваемого на ее удовлетворение. Ну а если именно эта непосредственная связь между трудом и потребностью разрывается, каким образом мы можем определить величину потребности? - Да каким угодно ДРУГИМ способом. - Да, но каким именно? – НИКАКИМ, потому что никаких  других способов до настоящего времени просто НЕТ! Теоретически другие (помимо рынка) способы возможны, но практически их не существует.

    Температуру, давление, вес, упругость, вязкость и многое, многое другое люди уже научились измерять, а вот потребности – еще нет, и неизвестно когда научатся. Следовательно, потребности в условиях социализма ПРИНЦИПИАЛЬНО существуют как нечто неучитываемое, неизмеряемое, в этом смысле внесистемное, иррациональное, непланируемое,  короче, существуют как стихийный фактор, а не как управляемый параметр. Иначе говоря, социалистическое государство в принципе не способно решать задачу, которую ставили перед ним классики социализма: гармоничное и плановое удовлетворение общественных потребностей. Просто-напросто естествознание не дает средств решения этой задачи: оно еще не умеет измерять потребности. Поэтому научный социализм есть ничто иное, как разновидность шарлатанства.

      Замечательно, что этот вывод базируется не на каких-то там «данных современной науки», он базируется на элементарных соображениях, и его можно было сделать еще во времена Маркса. Достаточно было поставить вопрос: вы, коммунисты, намерены планировать процесс общественного потребления, но каким образом вы намерены хотя бы ИЗМЕРЯТЬ потребности, будь то общественные или индивидуальные? Как их измеряет рынок – понятно, он как раз рынок то вы упраздняете, какие же иные способы, помимо гаданий на кофейной гуще, у вас имеются? - Стоило со всей ясность поставить этот вопрос, как немедленно обнаружилось бы банкротство, несостоятельность научного социализма. Но вопрос этот не был поставлен со всей ясностью, - как раз ясности здесь всегда не хватало и сейчас не хватает. Даже в наше время буржуазная наука в вопросе о стоимости блуждает впотьмах… Ясность вообще – самое трудное дело…

    Конечно, как уже неоднократно говорилось, в каких то пределах государство может достаточно эффективно управлять общественным потреблением, - в тех случаях, когда величины потребностей достаточно определены. Например, сколько человеку нужно хлеба – не надо измерять, соответствующие цифры – результат не измерения, а опыта. То же самое и относительно других важнейших потребностей. В пределах управления этими именно потребностями социализм может быть эффективен. Но если возникают потребности более сложные и тонкие, социализм немедленно наталкивается на принципиальные трудности, но и их он еще может с грехом пополам отчасти – решать, отчасти – просто игнорировать - до поры до времени, пока удельный вес этих потребностей в общественной жизни незначителен. Если же речь заходит о потребностях в их динамике, в развитии, когда чуть не каждодневно появляются все новые и новые потребности и способы их удовлетворения, когда центр тяжести экономической деятельности смещается как раз в эту сферу производства – потребления,  - в этом случае социализм становится принципиально несостоятельным.

 

Итак, даже если социалистическое государство было бы идеальным, т.е. предельно гибким, динамичным, свободным от бюрократизма, эффективным и проч., - даже и в этом случае  социалистическая экономика – это принципиально порочная экономическая система, существование которой может быть оправдано какими то чрезвычайными  обстоятельствами в отдельных случаях, но которая принципиально несостоятельна в долгосрочной перспективе. Порочность ее в том, что она в принципе не может включить в себя потребление, как контролируемый, управляемый, системный фактор. Не существует для этого естественнонаучных средств. Соответственно, как только вопросы потребления выходят на передний план, начинается системный  кризис социализма.

 



Hosted by uCoz